Мироздание, семья и сам человек - это различные формы целого. Целое состоит из половинок.

Сами половинки - противоположны друг другу, симметричны и находятся в зависимости. В рамках общего целого.

Гармония в человеке наступает, когда духовные и материальные ценности уравновешиваются.

Роль России в мире Геополитика России Роль России в мире


  
  
 

  •   Карта сайта





  •  

    Взаимоотношения в семье между супругами

    Семейное благополучие, любовь, совместимость, особенности добрачного ухаживания – все эти вопросы будут раскрыты в данной курсовой работе с максимальной полнотой и всесторонностью, на подлинно современном уровне. Приведенные в ней материалы призваны осветить сложную картину семейной жизни.

    В курсовой работе мною исследованы следующие психологические проблемы: социальный смысл благополучия семьи, результаты исследования проблемы семейного счастья и благополучия в отечественной и зарубежной психологии, основные факторы семейных затруднений, разводы, их причины и следствия, проблема стабильности семьи, методические инструменты анализа и обсуждения вопросов семейного благополучия. Особенное внимание уделено вопросам представления мужчины об идеальной жене.

    Проблема благополучия семьи занимает, пожалуй, центральное место в данной курсовой работе. С одной стороны, достижение семейного счастья должно рассматриваться как свидетельство полного успеха подготовки к супружеским взаимоотношениям, ибо именно ради этой высокой цели, по сути, и существует курс "Психология семейной жизни". С другой стороны, поскольку успешность продвижения к любой цели определяется точным представлением как о путях к ней, так и о ней самой, то и семейное счастье вступающего в жизнь поколения и соответственно результативность подготовки будущих семьянинов зависят от того, насколько точно и глубоко современные юноши и девушки будут представлять и понимать сущность и слагаемые подлинного благополучия семьи.

    К сожалению, исследования социологов, психологов и педагогов наглядно демонстрируют, что понимание юностью проблемы семейного счастья весьма противоречиво. Если попытаться как-то обобщить эту противоречивость, то она скорее всего будет состоять в своеобразном противопоставлении духовных и материальных слагаемых благополучия семьи. С одной стороны, в брачно-семейных представлениях юношей и девушек духовное, казалось бы, занимает подобающее ему достойное место – представители приходящего нам на смену поколения сильно ориентированы на любовь и психологическую близость супругов как критериев вступления в брак. Но в том-то и дело, что эти их представления касаются только мотивации брачного выбора и в явно недостаточной степени затрагивают саму семейную жизнь, которая юношами (больше) и девушками (меньше) интерпретируется уже в более материальном плане. Бывает и так, что в их представлении духовное и материальное начинает разделяться, а любовь и брак отчетливо противопоставляться, что в конечном счете приводит к попыткам строить свое семейное счастье на исключительно объективной основе, оставляя все субъективное, жизнь "для души", за границами брака. Наконец, весьма печально и то, что все необходимые усилия по строительству семьи как социально-психологической общности молодые люди относят исключительно к предбрачному периоду, наивно полагая, что все, что последует за свадьбой, будет не более чем упрочением "базиса" под уже сложившейся "надстройкой", и начисто забывая о необходимости постоянной внутренней стабилизации семейного союза.

    Результат всех этих представлений предсказать нетрудно – он достаточно проявляется в резко возросшем за последние годы количестве разводов вообще и среди молодых семей в частности. А это значит, что своеобразным смысловым центром обсуждения проблемы семейного благополучия должны стать, во-первых, разъяснение соотношения духовного и материального в браке, а во-вторых, проблема стабильности семьи.

    Прежде всего в обсуждении проблемы семейного счастья необходимо обратить внимание на социальный смысл благополучия семьи, целиком и полностью вытекающий из известного, но, к сожалению, несколько "стершегося" лозунга: "здоровая семья – здоровое общество". И пояснить, что с точки зрения государства благополучной является семья, в которой созданы все условия для нормальной жизнедеятельности ее членов и эффективного выполнения важнейших семейных функций – репродуктивной и воспитательной; что, наконец, такой широко социальный взгляд на проблему семейного счастья ни в чем основном не расходится с субъективными взглядами и воззрениями по этому поводу.



    1. Исследование психологических факторов благополучия и расстройства семейных супружеских отношений

    В большинстве своем романтически настроенным юношам и девушкам социальный смысл семейного благополучия может показаться излишне утилитарным и не вполне соответствующим их собственным возвышенно-практическим представлениям о любви, семье и браке. В связи с этим нелишним будет рассказать о том, что российские социологи, вплотную занявшись проблемой семейного благополучия, определили одиннадцать его условий: взаимопонимание между супругами, отдельная квартира, материальное благополучие, дети, уверенность в прочности брака, интересный досуг в семье, интересная работа, соответствующее образование, хорошее положение на работе, хорошие друзья, самостоятельность супругов – и попытались на основании анализа общественного мнения выделить из них те главные, которые, по мнению самих же людей, необходимы для счастья семьи. Результаты исследований показали, что главными условиями семейного благополучия в нашем сознании выступают: взаимопонимание между супругами, отдельная квартира, материальное благополучие, дети в семье и интересная работа у каждого из супругов. Правда, порядок этих ценностей у мужчин и женщин несколько различен. Практичные мужчины на первое и второе места ставят отдельную квартиру и материальное благополучие, после чего следуют взаимопонимание между супругами, дети и интересная работа. Женщины же решительно отдали пальму первенства взаимопониманию, детям, а потом уж отдельной квартире, материальному благополучию и интересной работе.

    Эти социологические данные наглядно свидетельствуют о том, что существенных расхождений по вопросу семейного благополучия между семьей и обществом не наблюдается. Так, в индивидуальных представлениях о счастье семьи достаточно представлены и условия жизнедеятельности, и дети как высший смысл семейного союза. Однако из них следует и кое-что еще, на что, несомненно, обратят внимание старшеклассники: некоторая избыточная практичность современных семей, выразившаяся в их отчетливом стремлении к обладанию жилищными и материальными благами. В связи с этим следует пояснить, что практичность не предполагает меркантилизма, и опрошенные супруги вовсе не отдали первенство материальному благополучию, а просто трезво оценили значение нормального состояния семейного "базиса" для нормального функционирования ее "надстройки". "Базиса", о создании которого всемерно заботится наше государство. Здесь достаточно вспомнить о размахе жилищного строительства и росте реальных доходов населения. Однако в первые, самые трудные в материально-бытовом плане годы брака может происходить переоценивание роли "базисных" условий, и в случае, когда эти условия оказываются слишком далеки от идеальных, у молодых супругов зачастую зарождаются ощущение семейного неблагополучия и чувство неудовлетворенности браком.

    Для иллюстрации этого положения (а заодно и значения материального) можно обратиться к опыту семей, существующих в условиях буржуазной среды. Исследование этих семей дало неожиданные и не вполне вписывающиеся в традиционные представления об исключительной роли быта и достатка результаты. Так, при опросе 266 американских семейных консультантов выяснилось, что в 9 из 10 обращающихся за помощью семейных пар обнаруживались сложности в общении. Проблемы расположились следующим образом: трудности коммуникации– 86,6 процента; проблемы, связанные с детьми и их воспитанием, – 45,7 процента; сексуальные проблемы – 43,7 процента; финансовые проблемы – 37 процентов; досуг – 37,6 процента; отношения с родственниками – 28,4 процента; супружеская неверность – 26,6 процента; домашнее хозяйство – 16,7 процента; физическое оскорбление – 15,6 процента; другие проблемы – 8,0 процентов.





    Следующий из результатов этого опроса – вывод о важной (если не исключительной) роли супружеских коммуникаций, навыков и культуры общения подтверждается данными американских исследователей В. Мэтьюза и К. Михановича, которые в результате изучения очень широкого спектра реальностей семейной жизни обнаружили десять наиболее важных отличий между счастливыми и несчастными семейными союзами. Оказалось, что в несчастных семьях супруги:

    1. Не думают одинаково по многим вопросам и проблемам.

    2. Плохо понимают чувства другого.

    3. Говорят слова, которые раздражают другого.

    4. Часто чувствуют себя нелюбимыми.

    5. Не обращают внимания на другого.

    6. Чувствуют неудовлетворенную потребность в доверии.

    7. Ощущают потребность в человеке, которому можно довериться.

    8. Редко делают комплименты друг другу.

    9. Вынуждены часто уступать мнению другого.

    10. Желают большей любви.

    Можно также добавить, что, по мнению многих психологов, для счастья семьи необходим достаточно ограниченный комплекс чисто психологических условий. Это: нормальное бесконфликтное общение; доверительность и эмпатия (напомним, что под этим термином психологи понимают действенное сочувствие другому, эмоциональный отклик на его неблагополучие, побуждающий к действиям в его пользу); понимание друг друга; нормальная интимная жизнь; наличие Дома (именно с большой буквы: не жилплощади, а места, где сможет отдохнуть от сложностей жизни и семья в целом, и каждый в отдельности).

    Материалы зарубежных исследователей позволяют прояснить два важных для будущей семейной жизни момента. Первый – о главенстве духовных моментов, среди прочих, в том числе и материальных, слагаемых семейного счастья. И второй – о крайне важном значении взаимоотношений и общения для достижения семейного благополучия. Не лишним будет обратить внимание и на то, что полученные на материалах зарубежных семей данные позволяют (разумеется, в первом приближении) сформулировать определенные условия семейного счастья: стремление к ликвидации возможных противоречий, умение смотреть на события и обстоятельства с позиции другого, высокую культуру общения, постоянный учет взглядов и мнений другого, неустанную демонстрацию любви, подлинное доверие друг к другу, высокую степень взаимопонимания, взаимовосхищения и взаимную же уступчивость.

    Однако во избежание возможных упреков в однобоком, основанном только на зарубежных данных освещении проблемы, обсуждение вопросов семейного благополучия следует осуществлять с одновременным привлечением постсоветских разработок, например результатов крупномасштабного исследования удовлетворенности браком, осуществленного эстонскими социологами. Дело в том, что выводы из него, переведенные на доступный, лишенный корреляций, регрессий и статистических факторов язык, позволяют нарисовать довольно точный "портрет" счастливой пары, который к тому же может послужить прекрасным методическим материалом для изучения этой проблемы.

    Муж в этой семье лишь на несколько лет старше жены, но более образован. В брак супруги вступили по любви, стремясь к нежности и ласке, желая иметь детей и свой дом. Жилищные условия в первые годы брака были чуть лучше, чем у большинства. С самого начала отказались от опеки родителей. Сейчас своим достатком вполне удовлетворены. Совместно планируют расходы, причем относительно мало расходуют на собственные личные нужды. Домашнее хозяйство ведут поровну, считают, что это их связывает, но взаимно обеспокоены тем, что другой слишком загружен домашней работой. Весьма умеренны в курении и употреблении спиртных напитков. Имеют двух детей (если одного, то хотят не меньше двух). Не расходятся во взглядах на воспитание и высоко оценивают друг друга как семейных педагогов.

    Досуг предпочитают проводить только вместе и вполне удовлетворены им. Если же случается отдыхать порознь, обязательно информируют друг друга о том, что делали, и выражают озабоченность загруженностью партнера. Удовлетворены своей внешностью, констатируют сходство характеров, с самого начала брака ответственны перед другим и повышенно требовательны к себе. Иногда конфликтуют – в основном из-за воспитания детей, загруженности и неаккуратности друг друга, но с каждым годом все реже и реже. Вообще считают, что за годы брака стали невозмутимыми, уравновешенными и... доверчивыми. Жена дорожит общественным положением и образованием мужа, считая их высокими. Муж, в свою очередь, вполне доволен внешним обликом жены. Оба супруга находят друг друга такими же привлекательными, как и раньше, и вообще взаимно считают друг друга весьма похожими на юношеские идеалы.

    До сих пор взаимно признаются в любви. Не жалуются на привычки другого, взаимно поддерживают друг друга во всех начинаниях. Обладают высокой культурой общения, уравновешенны, взаимоуступчивы, честны, тактичны, нежны, ласковы и доверчивы. Почти не критикуют друг друга. Не ревнивы и не мелочны, умеют сочувствовать и сопереживать, поддерживать друг друга в трудных ситуациях. Доброжелательны и отзывчивы на горе и заботы партнера. В то же время хорошо умеют разделить с ним радость. Взаимно удовлетворены интимными отношениями. Уверены в порядочности другого и не испытывают с его стороны никаких подозрений.

    В современном мире семья, помимо традиционных, свойственных ей и в прошлом функций, стала выполнять функцию психологического убежища – места снятия напряжения и создания эмоционально-психологического комфорта. Не случайно А. Моруа в своих "Письмах к незнакомке" советовал женщинам перевоспитывать своих мужей, "смягчая" воспитательные мероприятия похвалами так, как скульптор смягчает глину водой, прежде чем лепить новую статую. Возникновение в обители доверия и прибежища, каковой все более становится семья, конфликтов и критики зачастую приводит к ее гибели, ибо "свято место пусто не бывает", и поиск внесемейного психологического убежища может навсегда увести кого-либо из семьи.

    Вполне возможно, что настойчивая пропаганда примата духовного над материальным в благополучии семьи вызовет известный протест у юношей и девушек, в собственном жизненном опыте которых в избытке представлены примеры нарушений семейных отношений, вызванных чисто внешними обстоятельствами. Как счастье семьи, так и ее неблагополучие могут определяться воздействием целого ряда факторов, в том числе и объективных.

    Так, специалисты, занимающиеся проблемой семейных разногласий, подразделяют все относительно неблагополучные семьи на три типа: конфликтные, кризисные и проблемные. К конфликтным супружеским союзам они относят такие, в которых между супругами имеются сферы, где их интересы, потребности, намерения и желания постоянно приходят в столкновение, порождая особо сильные и продолжительные отрицательные эмоции. К кризисным – такие, где противостояние интересов и потребностей супругов носит особо резкий характер и захватывает важные сферы жизнедеятельности семьи. Наконец, к проблемным супружеским союзам относят такие, перед которыми возникли особо трудные жизненные ситуации, способные нанести ощутимый удар стабильности брака: отсутствие жилья и средств, тяжелая и продолжительная болезнь одного из супругов, осуждение на длительный срок и т. п. Объективные обстоятельства жизнедеятельности семьи влияют на ее благополучие только через их субъективную оценку супругами, которая, в свою очередь, определяется социально-психологическим климатом и взаимной удовлетворенностью взаимоотношениями друг с другом, что, впрочем, давно констатировано в поговорке "С милым рай в шалаше, если милый по душе".

    Если рассматривать семейные трудности по убывающей степени, то шкала имеет следующий вид: организация домашнего хозяйства; напряженные отношения с родственниками; дети и их воспитание; трудности коммуникаций; финансовые затруднения; злоупотребление алкоголем; разная направленность интересов по досугу; ревность; сексуальная дисгармония.

    Первое из препятствий на пути к семейному благополучию связано с возможным рассогласованием существующих у мужа и жены моделей распределения обязанностей. Для того чтобы это им было понятно, в качестве иллюстраций воспользуемся предложенным Э. Тийт и В, Уколовой (хотя и несколько упрощенным) подразделением всех моделей на две основные: традиционные и модные.

    В традиционных ("асимметричных") семьях муж является основой материального обеспечения и бесспорной ее главой. Именно он определяет статус семейного союза, устанавливает круг ее общения и принимает основные решения по всем важнейшим проблемам. За это муж освобождается от всех домашних обязанностей. Жена в традиционной модели либо совсем не зарабатывает, либо зарабатывает очень мало, отчего главным для нее является рачительное и образцовое ведение хозяйства, присмотр за детьми и их воспитание. При подобном распределении обязанностей именно на нее ложатся основные заботы по формированию и воссозданию семейного микроклимата.

    В отличие от традиционной модели, "симметричная" семья (или, иначе, эгалитарная; от французского "эгалитэ" – равенство) основывается на практике полного равноправия мужа и жены, которые обеспечивают соответственно примерно равный (пропорциональный) вклад в материальное благосостояние семейного союза, совместно ведут домашнее хозяйство, сообща принимают все важнейшие решения и в равной степени занимаются уходом за детьми и их воспитанием. Роль и значение каждого из супругов в формировании семейного климата равны, статус семьи устанавливает супруг, имеющий более высокое положение. Круг общения формируется сообща.

    Эмансипация женщин, максимально широкое их участие в народном хозяйстве (51 процент работающего населения нашей страны составляют именно женщины, причем в некоторых отраслях, таких как, например, торговля, они составляют более 80 процентов всех работающих) объективно привело к их полному равенству с мужчинами, равенству, которое законодательно закреплено в Конституции России.

    Так что общественное равноправие мужчин и женщин и предполагает, и предопределяет их семейное равенство, особенно в материально-бытовых вопросах. Поэтому стремящимся к благополучию семьям следует ориентироваться на реализацию эгалитарной модели распределения домашних обязанностей, предполагающей подлинное равноправие супругов в решении внутрисемейных дел и проблем. Изначально слово "супружество" означает "бег в одной упряжке", а значит, и посильно равный вклад мужа и жены в ведение "семейной телеги".

    Возвышенно-поэтическое отношение юношей и девушек к семье и браку может ощутимо препятствовать осознанию ими роли материально-бытовых отношений – основы функционально-ролевой совместимости – в жизнедеятельности и прочности семейного союза. Препятствуют здесь и отжившие, но, увы, весьма живучие стереотипы, по которым с ролью мужа ассоциируется прежде всего дело, а с ролью жены – кухня. Между тем исследования ученых показали исключительно большое значение разумного распределения домашних обязанностей для достижения благополучия семьи. Так, по данным минских социологов, в "биархатных" браках (с равным разделением обязанностей) оказалось почти втрое больше сложившихся семейных союзов (60 процентов), чем в патриархальных (21 процент), и в семь раз меньше не сложившихся (5,6 процента против 40). В связи с этим молодых людей необходимо ориентировать на обязательное согласованно-равное распределение домашних работ, предполагающее определение их перечня, постоянное распределение обязанностей и планирование сроков выполнения.

    Однако пропаганда эгалитарного уклада не должна быть излишне категоричной. Эта действительно совершенная модель семьи требует от реализующих ее супругов высокой культуры общения, поскольку в отличие от традиционной, жестко заданной схемы функционирования семьи "симметричный" ее вариант удивительно многообразен. Ведь семейное равенство каждый из нас понимает по-разному, и поиски удовлетворяющего и мужа, и жену равноправия неизбежно породят трения между супругами. Главным в распределении домашних обязанностей должна являться именно их согласованность, вследствие чего и традиционная модель семьи может оказаться вполне приемлемой для семейного благополучия, если она удовлетворяет обоих супругов и никто из них не жалуется на постоянную загруженность. Поиски этой согласованности неизбежно сопряжены с конфликтами, однако основное отличие благополучных семей от неблагополучных заключается в том, что в первых эти поиски осуществляются при выполнении трех важнейших условий: высокой культуры общения, взаимоинформированности и доверительности супругов, а также их отказа от посягательств на хорошее представление другого о себе самом (т. е. на его самооценку), тогда как в неблагополучных семьях не выполняется либо какое-то одно, либо два, либо все три из этих необходимых для достижения семейного благополучия условий.

    Вторая из выделенных нами частых причин семейных затруднений – злоупотребление алкоголем – заслуживает отдельного разговора. К сожалению, исследования ученых (в частности, данные опросов эстонских социологов) показали, что еще не все молодые люди смогли выработать в себе не просто пассивно-снисходительное, но активно-отрицательное отношение к "зеленому змию" (в их анкете "Твой идеал" ответы "за" и "против" употребления алкоголя встречались примерно с одинаковой частотой). Оказалось, что трезвость и воздержанность были включенными в число второстепенных качеств, причем юноши были, судя по их ответам, более снисходительными к употреблению спиртных напитков своими будущими женами, чем девушки – к алкогольному пристрастию будущих мужей. Печальней же всего то, что большинство невест не обнаружили должной тревоги по поводу "умеренного" (а бывает ли такое?) употребления своими женихами спиртных напитков. Алкоголь и семья несовместимы! Именно этот тезис должен последовательно, но безоговорочно внедряться в сознание будущих семьянинов! Юноши и девушки должны знать, что привычка к употреблению алкогольных напитков в период семейной жизни очень часто усугубляется. И хотя первые годы брака обычно характеризуются некоторым спадом пагубного влечения, дальнейшее нередко бывает отмечено усугубляющимся алкоголизмом. Размолвки и недоразумения в этом случае становятся опять-таки поводом для (вначале) употребления, а потом и злоупотребления спиртными напитками, что, в свою очередь, приводит к новым, уже более серьезным семейным конфликтам. Увеличение потребления алкоголя приводит к нарушениям интимных отношений супругов – и на почве прогрессирующей импотенции мужчин, и в силу невозможности совершения полноценного любовного акта в состоянии опьянения, когда на смену нежности и ласки приходит развязность и грубость, обычно чреватая имеющим далеко идущие последствия пересечением границ пристойности, что порождает новые, еще более глубокие разногласия.

    Последующие злоупотребления неизбежно сопровождаются деградацией личности, падением чувства ответственности и сужением круга интересов. Постоянная угроза со стороны "зеленого змия" последовательно ухудшает семейный микроклимат. Семья становится тягостно-ненужной для всех ее членов и порочно-дефектной для нормального воспитания детей. Поэтому если у супруга, павшего жертвой пагубной страсти, не находится сил и воли для борьбы с болезненным пристрастием, а окружающие оказываются не в состоянии вывести его на правильный путь, вернуть к здоровому образу жизни, единственный выход для такой семьи – развод. Не случайно данные анкеты для разводящихся позволяют утверждать, что половина разводов вытекает из сопутствующих употреблению алкоголя обстоятельств.

    Молодежь следует всячески оберегать и отваживать от любого, пусть даже эпизодического употребления алкоголя. Для юношей реальной альтернативой здесь выступает работа по самовоспитанию и закаливанию воли, а также ориентация на содержательный (как исходно-увлекательный) досуг. Девушек же следует предостеречь не только от употребления алкогольных напитков, но и от знакомства и тем более интимных отношений с лицами, склонными к подобному употреблению. Будущие жены и матери должны отчетливо осознавать, что "перевоспитание" потенциального алкоголика в большинстве случаев оказывается заведомо безнадежным делом, а женщина, попытавшаяся это сделать, рискует своим будущим и будущим своих детей, а по сути своей – и будущим человечества...

    Третья причина семейных затруднений – разнонаправленность интересов супругов в сфере досуга – является достаточно очевидной и не нуждается в чересчур подробном обсуждении. Однако следует подчеркнуть необходимость сознательной борьбы за эту общность, созидания совместного досуга семьи, от которых зачастую отказываются молодые супруги – кто по лености, а кто и по недомыслию. Содержательность и общность увлечений являются очень важным фактором семейного благополучия. Так, для подавляющего большинства неудачных браков оказалось свойственна бедность увлечений – и индивидуальных, и общесемейных. Начинать же работу по согласованию увлечений необходимо с первых дней брака, так как способность к взаимоприспособлению к привычкам друг друга определяется возрастом супругов (чем младше, тем лучше: меньше закостеневших привычек и причуд) и степенью их интеллигентности (при взаимной интеллигентности проще происходит приспособление привычки).

    Проблема семейного благополучия нельзя анализировать без и вне ее базового условия – стабильности семьи, ее сохранения как единого целого. Между тем в последние десятилетия уровень стабильности семьи заметно понизился, что, в свою очередь, объективно выразилось в резко возросшем уровне разводов.

    Начнем эту мысль с опровержения мнения о том, что нестабильность современных браков можно интерпретировать с точки зрения кризиса семьи как социального института. Подобная точка зрения, весьма распространенная среди зарубежных ученых ("Такой глубоко укоренившейся и неизменной системе человеческих отношений, как семья, – писал еще в 1942 году один зарубежный исследователь, Жорж Жан Шевич, – не хватает гибкости, чтобы приспособиться к основным, проникающим всюду экономическим изменениям"), к настоящему времени в более или менее завуалированной форме проникла и на страницы наших газет и журналов и нашла свой отклик у молодого поколения. Однако ее несостоятельность лучше всего иллюстрирует тот факт, что семейные союзы отнюдь не утратили, а, напротив, упрочили свою привлекательность в глазах нынешних мужчин и женщин.

    Вызвавшее нынешнюю нестабильность естественное и закономерное изменение семьи под влиянием стремительно меняющихся социальных условий говорит не об отмирании семьи, а о пусть трудном, но нужном и неизбежном ее переходе на новый этап своего развития – этап повышенной требовательности супругов друг к другу и духовным составляющим семейной жизни.

    Повысившуюся нестабильность современной семьи с этой точки зрения следует рассматривать как свидетельство того, что люди с каждым годом все меньше согласны мириться с браком, который они признали неудачным. Юноши и девушки должны понять, что стабильность семьи, будучи необходимым условием семейного благополучия, никогда не может считаться достаточным его условием, и то, что ранее разводов было меньше, следует интерпретировать не с точки зрения больших внутренних сил притяжения мужа и жены друг к другу, а в плане каменно-прочных внешних сил сплочения семьи, заставляющих супругов "век бедовать вместе".

    Для иллюстрации этой мысли можно привести два курьезных по форме, но серьезных по сути исторических свидетельства. Согласно первому из них – наиболее древнему, – в Англии, в одном из городов графства Эссекс, существовал любопытный обычай: тому, кто, придя в церковь и положа руку на Библию, мог поклясться, что в течение года он ни разу не пожалел о своем браке, бесплатно выдавался в награду большой окорок. Летопись сообщает, что за период с 1244 по 1772 год обнаружилось лишь 8 (!) претендентов на этот почетный приз.

    Второе свидетельство относится к более позднему времени. В газете "Московские ведомости" за 1786 год был опубликован весьма интересный материал "Англия, из Лондона. Февраля 3-го. Один забавник пересчитал в здешнем городе всех женатых мужчин и замужних женщин и хочет ежегодно издавать список оных. По его исчислению (в справедливости которого позволяется, однако же, усомниться) находится здесь:

    Жен, которые убежали от своих мужей – 1132

    Мужей, которые оставили своих жен – 2348

    Разведенных законно мужей и жен – 4175

    Супругов, кои живут в явной между собой вражде – 17345

    Супругов, кои глазами чужих людей живут хорошо друг с другом, а в самом деле один другого терпеть не могут – 13279

    Супругов, кои равнодушны друг к другу – 55246

    Таких, коих посторонние почитают счастливыми – 3175

    Таких, кои в сравнении с другими благополучны – 137

    Действительно счастливых пар – 13

    Всего – 96840".

    Вышеприведенные примеры убедительно свидетельствуют в пользу мысли о том, что нынешняя нестабильность брака может в определенной степени свидетельствовать о моральном благополучии нашего общества, и уж во всяком случае – о естественном стремлении мужчин и женщин к простому человеческому счастью. Однако следует обязательно и категорически подчеркнуть, что сам по себе развод является в целом неудачным способом реализации этого стремления.

    Первое с чем необходимо разобраться, так это с мифом о поистине ужасающей нестабильности современной семьи. После того как в печати было опубликовано значение излюбленного демографами и социологами показателя "разводимости" в России (около 30 процентов в среднем ежегодно), многие прочно усвоили, что у нас в стране ежегодно распадается каждый третий брак. И, право же, странно, почему никто, кроме специалистов, не обратил при этом внимания на один существенный момент: если это действительно было так, то в течение трех лет развелись бы все поголовно! Причина недоразумения проста: авторы зловещих предсказаний неверно интерпретировали весьма условный показатель разводимости, который применяется для сравнения и рассчитывается как отношение (процент) числа разводов в течение года к числу заключенных в этом году браков и оттого никак не может служить точной мерой "абсолютной разводимости" –ведь разводятся в течение года вовсе не все те, кто в этом году вступил в брак! Но, к сожалению, о леденящих душу 30 процентах знают практически все, а вот о том, что в столь любимом журналистами 1996 году (о нем они почему-то охотнее всего пишут) распалось лишь полтора процента заключенных браков, знают только специалисты.

    Эта информация обязательно должна быть доведена до сознания старшеклассников. Однако сведения о неожиданно низком по сравнению с общепринятым мнением уровне разводимости современной российской семьи не должны вызывать у них успокоенности. Ведь те же полтора процента ежегодной разводимости с течением двадцати лет (двадцати, а не одного года) все же оборачиваются распадом каждой третьей семьи.

    Показательна география разводимости. Наибольшее количество разводов падает на Прибалтику, Россию, Белоруссию и Украину; наименьшее – на Среднюю Азию и Закавказье (в 2–3 раза меньше, чем в среднем в СНГ). Примерно на столько же (в 2–3 раза) ниже уровень разводимости среди сельских жителей (в противовес горожанам), что вполне понятно хотя бы с учетом того, что число разводов растет пропорционально величине городов и является наивысшим в городах-миллионерах и столицах.

    Однако анализ и обсуждение статистических закономерностей разводимости не должен подменить главного – осознания крайне пагубных и далеко идущих последствий высокого уровня разводимости для семьи и общества. К сожалению, в настоящее время и среди мужчин, и среди женщин стало бытовать представление о беспоследственности развода. В чем-то это представление является как бы реакцией на его мнимую неизбежность. За последние годы оно окрепло и выросло вплоть до того, что в определенных кругах населения появилось нечто вроде моды на развод. И хотя она вовсе нетипична для современной семьи, нынешние супруги все-таки довольно легко относятся к разводу, считая его незатруднительной и не имеющей последствий процедурой (хотя, естественно, не слишком приятной), после которой не так уж и сложно заключить новый брак.

    Но это глубокое заблуждение. По обобщенным статистическим данным, вероятность удачного повторного брака в среднем составляет около 50 процентов. То есть практически половина из тех супругов, кто чересчур критически отнеслись к своему браку, рискует навсегда остаться несчастливым в личной жизни. А ведь за разводом стоит и изменение вкусов и привычек, связанных с разрушенным браком, и ломка отношений с друзьями и знакомыми, знавшими обоих супругов, и переживание чувства вины, уязвленной гордости, боли и обиды, и многое, многое другое.

    Развод – одно из самых сильных потрясений в жизни любого человека, оказывающее влияние на всю его жизнь. Пережившие развод чаще, чем семейные и даже холостые, попадают в катастрофы и аварии, подвержены несчастным случаям, алкоголизму, психическим и физическим заболеваниям. Общая смертность, а также число самоубийств и убийств среди разведенных тоже значительно выше.

    Весьма немаловажно и то, что нестабильность нынешних семей сильно препятствует выполнению их важнейших функций – репродуктивной и воспитательной. Ибо развод вообще чаще всего бесплоден, а потенциальная угроза его сдерживает появление в семье вторых и третьих детей (естественная логика женщин: "Одного еще вытяну одна, а вот двоих – нет"). Что же касается воспитания, то здесь достаточно упомянуть один весьма красноречивый факт: большинство несовершеннолетних нарушителей – выходцы из неблагополучных семей и семей, переживших драму развода.

    Большая часть разведенных мужей и женщин длительное время не имеют возможности или желания вступить в повторный брак (а значительная часть имеющих детей женщин вообще в него не вступает). Возможности деторождения разведенных женщин остаются нереализованными, и это весьма негативно влияет на процессы воспроизводства населения. Вследствие разводов увеличивается численность неполных семей, в которых ребенок воспитывается одним из родителей. Рост безотцовщины при живом отце увеличивает вероятность отклоняющегося поведения среди подростков, влияет на их успеваемость. Развод создает травмирующие ситуации, способные вызывать нервно-психические расстройства как у родителей, так и у детей. И наконец, одиночество становится сложнейшей социально-психологической проблемой для миллионов людей.

    Прекращение брака есть не одномоментный акт, а длительная и мучительная процедура разрыва внутрисемейных связей. Развод обычно начинается задолго до непосредственной подачи заявления о нем: скорее всего с того момента, когда кто-то из супругов (или оба они) пришли к выводу о том, что прекращение брака является единственным выходом из создавшегося положения. Обычно ему предшествует достаточно долгий период, в ходе которого муж и жена по-своему пытаются безуспешно ликвидировать противоречия и восстановить отношения. Поэтому сам по себе развод состоит из нескольких этапов: возникновения мысли о разводе, принятия решения, подачи заявления и юридического оформления развода.

    Юридическому прекращению брака предшествует эмоциональный развод, выражающийся в утрате любви и доверия супругов друг к другу и возникновении чувства отчужденности. После него иногда следует "физический" развод – временный разъезд супругов, когда они уже думают о разводе, но не считают его единственным выходом из ситуации. Затем возможен "пробный" развод, когда супруги живут порознь, чтобы убедиться, есть ли у них желание восстановить отношения. Правда, пробный развод крайне редко способствует восстановлению супружества, обычно он выступает формой смягчения перехода к разведенному состоянию. Именно на стадии пробного развода супруги подают на алименты и начинают решать вопросы раздела имущества. Затем наступает собственно юридический процесс.

    Проблема нестабильности семьи является столь сложной и противоречивой, что ее "решение" в рамках обыденных представлений обычно мало что дает для поиска действительных причин. Для примера можно использовать результаты осуществленных в нашей стране социологических исследований, посвященных причинам разводов.

    Естественно, что на первый взгляд найти ответ на вопрос "Отчего распадаются семьи?" достаточно просто: нужно всего-навсего спросить об этом самих разведенных. Именно это делалось, делается и будет делаться социологами. Однако результаты подобных опросов оказываются неоднозначными. Не ссылаясь на конкретных авторов, познакомимся с главными причинами разводов по данным нескольких независимых друг от друга социологических исследований. По результатам одного исследования, первое место среди причин развода занимает нарушение супружеской верности, далее по значимости располагаются утрата чувств, несоответствие характеров, неспособность одного из супругов иметь детей или половая неудовлетворенность в браке. Согласно второму исследованию, среди причин разводов лидирует загруженность женщины домашними делами, после чего следует отсутствие взаимопомощи, низкий уровень сотрудничества и измена. Сопоставимы ли эти исследования? В том-то и дело, что не слишком, ибо единственным совпадающим моментом в списках "главных причин" оказалась супружеская измена (да и то с различным рангом).

    Может быть, здесь что-то упущено? Возможно. Ведь если смотреть на главные причины разводов с точки зрения мужчин и женщин, их список несколько расширится. Для женщин начнет главенствовать пьянство мужа, его грубость и жестокость, после чего последует опять-таки нарушение супружеской верности. Мужчины же рьяно будут ссылаться на несоответствие характеров, утрату чувств к жене и все ту же измену.

    Не правда ли, картина несколько усложнилась? Скажем больше: чем более начинаешь углубляться в данные различных социологических исследований по причинам развода, тем менее картина эта становится цельной, и из сложной мозаики "главных причин" взгляд почему-то начинает выхватывать одни и те же неприглядные моменты – некую поголовную тягу населения нашей страны к адюльтеру и его прогрессирующее стремление к пьянству и алкоголизму. В чем тут дело?

    Здесь полезно вспомнить, например, о различии между знаемыми и реально существующими мотивами, т. е. о мотивировках и действительно мотивах. Или о мотивах-смыслах, в дальнейшем объясняющих нам самим наши действия и поступки. Во всех случаях подлинные причины разводов оказываются столь глубоко "запрятанными" в нашей психике, что вряд ли можно надеяться на то, что они окажутся вскрытыми в обычных опросах или в самонаблюдении непривычного к нему человека.

    Рассматривая семью как микрогруппу, уже упоминавшиеся эстонские социологи Э. Тийт и В. Уколова предположили, что ее устойчивость определяется наличием конкретных целей существования и функционирования. Эти цели они подразделяют на три совокупности:

    • цели, связанные с воспитанием детей (где для семьи особенно важно именно совместное их воспитание отцом и матерью);
    • цели, основывающиеся на дальнейшем развитии супругов как личностей (включая увлечения на досуге и интенсивное и содержательное внутрисемейное общение);
    • и наконец, цели, определяемые необходимостью создания своего домашнего очага с приданием ему своеобразия и уюта.

    Опрос, осуществленный социологом С. И. Голодом в 1978 году, показал, что для мужчин в число наиболее важных факторов стабильности брачных отношений последовательно вошли любовь к детям и обязанности по их воспитанию, дружеская расположенность и взаимная любовь супругов, общность супружеских взглядов и интересов, а также супружеский долг. Женщины также отдали предпочтение детям, дружбе и духовной общности. Однако четвертое место в списке факторов у них, наряду с долгом, разделили сексуальная гармония и понимание и поощрение индивидуальных стремлений каждого из супругов.

    Следующее исследование этого автора, датированное 1981 годом, несколько усложнило картину. И у мужчин, и у женщин дети сохранили первенство как фактор стабильности. Однако далее у представителей сильного пола с совершенно равным баллом оказались сексуальная гармония, дружеская расположенность и взаимная общность, а у женщин – духовная общность, дружеская расположенность и лишь после этого сексуальная гармония. В естественно следующих из этого исследования выводах можно еще раз подчеркнуть необходимость и важность духовных компонентов семейной жизни, обратив внимание на исходный пункт становления семьи как социально-психологической общности: коллективистскую взаимопомощь супругов.

    Остановимся на предложенной еще советскими учеными теоретической модели стабильности семьи. Согласно ей, все факторы устойчивости (и соответственно нестабильности) семьи разделяют по следующим полюсам; внешние–внутренние, объективные–субъективные.

    К внешним объективным факторам обычно относят стабильность социальной системы, в которую включена семья (прерогатива государства), и материальные условия ее жизни.

    К внешним субъективным факторам устойчивости семьи относят факторы социального контроля: правовые и культурные нормы, национальные и культурные традиции, ожидания и требования значимого окружения.

    Здесь следует подчеркнуть, что для современной семьи преобладающее значение имеют внутренние субъективные источники стабильности: межличностные чувства членов семьи (любовь, ответственность, долг и уважение) и супружеская совместимость – очень сложная, многокомпонентная и многоуровневая характеристика.

    Остановимся на методическом инструментарии, с помощью которого можно выявить и обсудить представления юношей и девушек о семейном благополучии. Наиболее простым из них может явиться ранжирование старшеклассниками приведенных выше условий семейного благополучия: отдельная квартира; материальное благополучие; взаимопонимание; дети; уверенность в прочности союза; интересный досуг в семье; интересная работа; желаемое образование; хорошее положение на работе; круг друзей; свобода действий; самостоятельность с точки зрения того, что лично они более всего ценят в своем будущем браке. Однако это ранжирование необходимо только лишь как основа для последующей групповой дискуссии, целью которой должно явиться создание эталонной, а значит, и общественно-приемлемой структуры многих семейных ценностей.

    2. Любовь как фактор брачно-семейной жизни

    Рассмотрим следующие вопросы:

    – Фетишизация чувственного компонента супружества и его последствия для брачно-семейных представлений.

    – Сущность любви и ее роль в семейных союзах.

    – Соотношение понятий "любовь" и "брак".

    – Формы любовного влечения.

    – Нравственная природа подлинной любви.

    – Проблема сохранения межличностных чувств.

    Тема любви волнует человечество на протяжении почти всей его истории. Любовь была и злом, и благом; и счастьем, и страданием; и горестью, и радостью. Но никогда она не была для людей чем-то безразличным и ненужным. Необходимой и отчаянно личной она осталась и для тех, кто еще только вступает в страну любви, только лишь готовится к встрече с этим прекрасным чувством, для юношей и девушек, которые нетерпеливо ждут любви, жадно ищут ее в окружающих и окружающем, готовы идти на край земли, лишь бы найти любимого или любимую. И сколь же горько сознавать, что не к каждому из них придет любовь.

    Существуют ли законы любви? Каковы судьбы любви в семейной жизни? Как соотносится любовь и чувственность? Вопросов много, и далеко не на все из них могут быть получены ответы. И все же, если вопросы возникают, то о них нужно говорить. Ведь для человека часто более важен, возможно, и бесконечный поиск ответа, чем его получение в готовом виде.

    В научной и научно-популярной литературе сложился своеобразный стереотип: громогласное утверждение о массовости и распространенности брака по любви. Проникнув в обыденное сознание и утвердившись в нем, этот стереотип стал едва ли не нормативной моделью поведения молодежи, которая со свойственным этому возрасту максимализмом отождествляет брак исключительно с любовью. Однако исследования социологов показывают, что, несмотря на естественное в подобных условиях преобладание "любовной" мотивации при вступлении в брак, второе место за ней устойчиво занимает "общность интересов, взглядов".

    Заметим, что сама по себе мотивация брака включает по крайней мере пять типов: любовь, духовная близость, материальный расчет, психологическое соответствие, моральные соображения. Изучение ее влияния на удовлетворенность брака подтверждает важность двух первых мотивов. Среди тех, кто вступил в супружеский союз по любви и общности взглядов, максимальное количество удовлетворенных и минимальное – неудовлетворенных. Но здесь надо подчеркнуть именно единство этих двух мотивов. Ведь в том-то и дело, что разочарование семьей и браком оказалось более вероятным у тех, кто ориентировался исключительно на свои чувства без необходимой для их сохранения духовной общности супругов.

    Оставим пока в стороне анализ противоречия между "любовной" мотивацией и стабильностью брака и обратимся к последствиям для брачно-семейных представлений фетишизации чувственного компонента супружества.

    Исследования ученых показали нетождественность любовной и собственно брачной ориентации молодежи, Так, по данным В. Т. Лисовского, в число первостепенных жизненных планов молодежи в 72,9 процента ответов вошло "встретить любимого(ую)" и только в 38,9 процента – "создать семью", причем ответы эти оказались достаточно независимыми друг от друга. То, что в настоящее время юноши и девушки, считая любовные отношения самоценными, далеко не в каждом любовном партнере видят будущего спутника жизни, было подтверждено и в исследованиях С. И. Голода. Он обнаружил, что в числе возможных мотивов предбрачных интимных отношений "любовная" мотивация явственно преобладает над "брачной": и у мужчин, и у женщин на первое место вышла взаимная любовь, а на второе – приятное времяпровождение. Правда, дальнейший порядок мотивов оказался различным в зависимости от пола опрошенных. У женщин на третьем месте оказалась все-таки ориентация на брак, а далее – стремление к получению удовольствия и желание эмоционального контакта, у мужчин же – стремление к получению удовольствия, желание эмоционального контакта и лишь затем – ориентация на брак.

    Интересные данные были получены и при анализе зависимости между мотивами вступления в брак и скрепляющими его факторами. Оказалось, что те, кто вступил в брак на основе любви, последовательно считают главным привычку супругов друг к другу, духовную общность, долг и сексуальное созвучие; те же, кто при вступлении в брак ориентировался на общность взглядов, обращают главное внимание на духовную общность, привычку, сексуальное созвучие и долг. Таким образом, основным мотивам создания семьи соответствуют четыре вида адаптационных отношений: психологические (привычка), нравственные (долг), духовные (общность) и сексуальные, причем благоприятнее всего складывается брак у людей с преимущественно духовной ориентацией на выбор спутника жизни.

    Несмотря на многовековые попытки дать исчерпывающее определение любви (а может быть, и благодаря им), до сих пор нельзя назвать то из них, которое характеризовало бы любовь с максимальной полнотой

    В Философской энциклопедии понятие "любовь" определяется как нравственно-эстетическое чувство, выражающееся в бескорыстном и самозабвенном стремлении к своему объекту. Специфическим содержанием этого чувства является самоотверженность, самоотдача и возникающее на этой основе духовное взаимопроникновение. Индивидуальности – утверждает это издание – с их духовными и природными различиями образуют в любви завершенное единство; дополняя друг друга, они выступают как единое целое. Нравственная природа любви выявляется в ее устремленности не просто на существо другого пола, но на вполне конкретного, единственного и неповторимого человека.

    Из этого определения следуют главные сущностные моменты любви, и прежде всего лежащее в ее основе индивидуально-избирательное влечение к одному, вполне конкретному и неповторимому человеку противоположного пола, проявляющееся в очень устойчивом и почти непреодолимом желании жить с ним одной жизнью, которая принесет ему счастье и наслаждение. Однако определенный (вполне естественный для энциклопедических изданий) академизм этой дефиниции может помешать юношам и девушкам почувствовать ее плоть и кровь. В связи с этим можно напомнить прекрасную легенду об андрогонах – четвероруких и четвероногих существах, которые были столь сильны и умны, что боги, убоявшись соперничества, разрубили каждого из них на две части. И с тех пор эти половины ищут друг друга по всему свету, чтобы, найдя друг друга и слившись в единое целое, вновь обрести полубожественные ум и силу...

    Эта легенда является прекрасной иллюстрацией реализующегося в любви (и являющегося ее основой) универсального принципа, который в различных науках носит внешне различные, но внутренне сходные названия – парности, честности, симметрии или комплиментарности (дополнительности).

    Сущность здесь, тем не менее, едина, и заключается она именно в отчетливой тенденции существующего и живущего к образованию устойчивой пары, в которой характеристики каждого из ее членов образуют качественно новое единство, более совершенное, нежели их простая арифметическая сумма. Именно этот принцип и проявляется в любви, предполагающей (и определяющей) слияние двух индивидуальностей в единое целое, совершенное соединение двух "Я" в одно большое "Мы".

    Устойчивый семейный союз (который, как показывают и история, и современность, может действительно достаточно благополучно существовать и без этого чувства) определяется и обусловливается не только повышенным (и возвышенным) эмоциональным фоном жизни друг с другом, превращающим в праздники будни и повседневность, но и тем, что любовь существенно облегчает поиск "своей половины" – той самой, с кем единственно возможно счастье.

    Психологи, говоря об эмоциях, единодушно подчеркивают их приспособительный характер. С давних времен эмоции сопровождают нас в жизни, облегчая адаптацию к ее сложностям и проблемам за счет четкой и относительно точной оценки обстоятельств с позиции "нравится – не нравится", за которой кроются сложные критерии горя и радости, смелости и страха, счастья и страданий. Отчасти именно благодаря эмоциям наши далекие предки смогли выжить в весьма неблагоприятных для них условиях, ибо в моменты, когда слабое еще, дремотно-ленивое их сознание не справлялось с осмыслением внезапно изменившейся ситуации, мгновенно действующий механизм эмоций приходил им на помощь, точно и непредвзято оценивая ситуацию с точки зрения так необходимых для сохранения жизни решений "спасайся" или "нападай".

    Именно такая интуитивная, вплоть до кажущейся иррациональности, оценка соответствия будущего партнера по совместной жизни и осуществляется в любви, выделяющей кого-то одного из сонма многих прочих. Однако, к сожалению, она не всегда оказывается точной, о чем более всего говорит то, что браки по любви отнюдь не лидируют в списке наиболее стабильных, а семейные союзы, заключенные через службу знакомств, оказываются в несколько раз устойчивее, чем традиционные (а ведь вероятность ярких взаимных чувств у супругов, нашедших друг друга по картотеке, заведомо и закономерно ниже). В чем же причина того, что сплошь и рядом и ожидание любви, и даже самое ее существование в семье приводит к гибели супружества?

    Взрослея (и просто становясь все более информированными), мы, к сожалению, все более теряем свойственную детям и животным безошибочность эмоциональной оценки окружающего мира. Однако дело здесь не только (да и не столько) в этом. Главное заключается в неправомерности отождествления таких феноменов, как любовь и брак.

    Как известно, и любовь может быть без брака, и брак может существовать без любви. Между браком и любовью нет ни полного совпадения, ни полного различия, и в течение длительного исторического периода они существовали раздельно. Более того – в истории человечества были времена, когда мысль о возможности любви в браке казалась дикой и кощунственной. К сожалению, ныне мало кто знает о том, что "брак с любовью" (как очень метко говорил В. И. Ульянов, как бы отделяя его тем самым от брака по любви и прочих видов семейного союза) является не более чем одной из исторических форм осуществления брачно-семейных отношений, "в массовом порядке" найденной человечеством довольно-таки поздно (в общем-то не раньше начала эпохи Возрождения). Однако из нетождественности брака и любви следует простой, но чрезвычайно важный для правильного понимания сути семейной жизни вывод: даже при нынешних высоких нравственных критериях, предполагающих любовь в качестве неотъемлемого элемента счастливого брака, это прекрасное чувство выступает необходимым, но не достаточным условием его осуществления!

    Скажем более – в большом числе случаев любовь оказывается фактором, препятствующим сохранению семейного союза. Причин здесь несколько, и с ними обязательно должны быть ознакомлены юноши и девушки.

    Во-первых, в нетерпении любви мы ищем не супруга, а любимого, забывая о том, что одною любовью жив не будешь и жить-то нам не с одним этим прекрасным чувством, а с ее предметом и носителем – вполне конкретным человеком, обладающим уникальным психическим миром, образом своего "Я", темпераментом, характером и личностными особенностями, отчего слияние двух "Я" не всегда приводит к появлению одного "Мы".

    Во-вторых, под романтическим покровом любви мы очень часто забываем тот элементарный факт, что сколь бы супруги ни любили друг друга, сколь ни была бы велика их взаимная страсть, в своей семье они просто обязаны будут выполнять обычные для каждой супружеской пары функции, и что уже в медовый месяц у них неизбежно возникнут вопросы по этому поводу, ибо даже в этот прекрасный период супружества кто-то все-таки должен убирать, стирать и готовить. И любовь здесь может даже помешать. Пожалуй, точнее всего этот момент выразил западногерманский ученый X. Шельский, указавший, что, когда ожидание любви становится первостепенным мотивом брака, основной смысл семейной жизни с ее повседневными заботами, уходом за маленькими детьми и т. д. сводится к гибели этих иллюзий, разрушению волшебства, что ведет к поискам любовного партнера вне брака и к супружеской неверности. И здесь вполне позволительно задуматься, а не в увлечении ли любовью таятся корни столь навязчиво повторяющейся в судах причины распада семей, как супружеская измена?

    Наконец, в-третьих, фетишизация любви, желание любить и быть любимым заставляет нас нетерпеливо искать это прекрасное чувство, и в этом страстном поиске мы сплошь и рядом принимаем за любовь нечто, вовсе ей не соответствующее.

    На разъяснение последней из причин парадокса "любовь против брака" следует обратить особое внимание, поскольку оно является важным исходным пунктом для дальнейшего разговора о сущности любви.

    Немецкий социолог Р. Кенг дал в Социологическом словаре следующее определение этому великому чувству. "Любовь есть высокая, для многих поэтов и мыслителей – высшая форма человеческой близости". Выражаться же эта близость может, по его мнению, в следующих формах.

    1. Флирт как самое нежное выражение галантности, которая достигла высочайшего развития во времена стиля "рококо".

    2. Любовные отношения как возникшее и расцветающее влечение душ, вечный идеал юности, главным художественным воплощением которого являются Ромео и Джульетта.

    3. Любовные отношения в смысле духовной общности мужчины с женщиной, подругой, часто связанные с высокоидеальными, освобожденными от всех буржуазных предрассудков взглядами на любовь.

    4. Любовные отношения как санкционированный законом и церковью нравственный институт, брак.

    5. Любовные отношения, преимущественно половой союз – от мимолетной половой связи вплоть до сексуальной зависимости, откуда возможно развитие более высоких, родственных дружбе и браку форм.

    3. Зависимость представлений мужчины об идеальной жене

    С незапамятных времен человечество стремится создать представление об идеальной женщине. Каждая эпоха и каждое общество предлагает свой вариант красоты внешней и внутренней.

    В библейской "Песне песней" влюбленный так хвалит свою возлюбленную: "Волосы твои – как стадо коз, сходящих с горы Галаадской; зубы твои – как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни; уста – как половинки гранатового яблока; шея – как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем – все щиты сильных; два сосца твои – как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями; нос твой – башня Ливана, обращенная к Дамаску".

    Представителю современной европейской культуры трудно понять, как женщину некогда могли волновать такие "хозяйственные" и "технологические" сравнения. Они навеяны типичными занятиями мужчин того времени – земледельцев, скотоводов и воинов.

    В поэме "Фингал" Джеймса Макферсона (XVIII в.) находим сравнения, которые родились под впечатлением шотландского ландшафта: волосы любимой – туман Кромлы, когда он вьется над холмом и освещается лучом Востока; грудь – два нежных утеса, видные из Бранно потоков; руки – подобны двум белым столбам в залах великого Фингала.

    И в современной поэзии есть отзвуки старинных "природоведческих" признаний: возлюбленная сравнивается с песней соловьиною, с майским утром, с нежным садом. Идеал красоты создавался и по принципу контраста.

    В глазах полинезийцев красив был тот, кто имел белую кожу. Девушки в буквальном смысле слова отбеливали кожу, натираясь специальной маслянистой жидкостью, чтобы тело стало светлее, длительное время совершенно не выходили из затемненных помещений, чтобы не загореть на солнце. Одним из главных признаков красоты полинезийцы также считали полноту. Женщина должна иметь большую грудь и широкий таз. Островитяне полагали, что все имеющее отношение к любви должно быть крупным, впечатляющим. Недостаточно толстых, а следовательно, по мнению полинезийцев, некрасивых девушек держали на специальном рационе, пока они не становились такими, как надо.

    Известны периоды человеческой истории, когда к идеалу женщины предъявлялись весьма завышенные требования. В трактате "Галантные дамы" французский писатель XVI века Пьер де Бурдей поведал: "Не знаю, правда ли это, но испанцы уверяют, что совершенная по красоте женщина должна иметь тридцать к сему признаков... В том числе три вещи белых: кожа, зубы и руки, три вещи черных: глаза, брови и ресницы; три длинных: талия, волосы и руки; три узких: губы, талия и щиколотки; три полных: плечи, икры и бедра...".

    Традиционный идеал японской женщины – изящное, очаровательное создание с крошечными ножками и ручками, тщательно причесанными волосами, с глазами мадонны и сердцем ребенка. Она молчалива, болтливость – один из семи поводов для развода, по учению Конфуция. Она всегда должна быть обаятельной, даже во сне. Японец имеет право развестись с женой, если она спит в некрасивой позе. Улыбка никогда не должна исчезать с уст японок: сначала это детская улыбка, потом – в девичестве – наивно-радостная и, наконец, в замужестве – горькая.

    На Руси издавна достоинством считалась полнота. Старинная русская пословица гласила: "Дал бы бог быть дородной, а за красотой дело не станет". Лучшим украшением женщины простой народ считал величавость и медлительность движений – отсюда, видимо, пошло выражение "выступает, словно пава". Такие взгляды на женскую красоту объясняются обязанностями, которые возлагались на жену: она занималась тяжелыми домашними работами и рожала детей. В русских пословицах и поговорках находим немало свидетельств такого "делового" подхода к женщине: "На что корова, была бы жена здорова", "С лица не воду пить, умела бы пироги печь", "Не хвали жену телом, а хвали делом", "Где бабы гладки, там воды нет в кадке".

    Иное отношение к женской красоте находим в дворянской среде русского общества XVII–XIX веков, значительно ориентированного на Европу. Здесь ценилось умение вести хозяйство, контролировать бюджет, создавать семейный уют. На словесных и живописных портретах прошлого дворянские женщины отличаются нежностью лица, белизной и изяществом рук, гибкостью стана. Свои эталоны женственности существовали и в других слоях русского общества – у купечества, мещанства и т.д.

    Современный эталон женской красоты очень условен, поскольку строго не задан ни хозяйственно-экономическими, ни социальными требованиями. Сегодня каждый мужчина сам решает, какая женщина красива, а какая нет. Но если пока нет четкости и согласия в отношении эталона внешности нашей современницы, то о показателях красоты внутренней можно говорить более или менее определенно. Тем более о качествах, необходимых для семейного благополучия.

    Обратимся к исследованиям, которые пытались выявить качества, предпочтительные для современной женщины. Невольно для сравнения придется касаться и мужских достоинств и недостатков.

    Что говорит наука об интеллектуальных способностях женщин, требуемых для семейного счастья? Ученые деликатно обходят этот щепетильный вопрос, но изредка информация все же просачивается. Так, социолог из Эстонии А. Тавит считает, что характерной чертой удачных браков является некоторое интеллектуальное превосходство мужа при одинаковом уровне образования супругов, это отмечают и сами женщины. Иными словами, "счастливые" жены признают своего мужа более яркой личностью, чем себя. Мужья из благополучных семей также оценивают интеллект своих жен высоко, даже выше, чем сами жены. По-видимому, именно высокие взаимные оценки ума обеспечивают удовлетворенность супругов друг другом и своим браком.

    В неблагополучных семьях супруги по-разному оценивают наличие друг у друга чувства юмора, который, бесспорно, является признаком ума: мужья считают, что у жен его меньше, в то время как женщины придерживаются противоположной точки зрения.

    Итак, на основе различных мнений можно предположить, что для благополучного брака предпочтительно равенство интеллектуальных качеств супругов с небольшим превосходством мужа, признаваемым женой, а также наличие чувства юмора у жены, признаваемого мужем. Поэтому супруге не стоит подчеркивать свое умственное превосходство, даже если оно есть, а тем более не надо необоснованно претендовать на него, если его нет. Ни в коем случае нельзя принижать интеллект мужа, гораздо уместнее напомнить ему о его уме, похвалить за обдуманное действие, высказать уверенность в том, что он вполне в состоянии решить ту или иную житейскую проблему. Глядишь, такая тактика принесет свои плоды: мужчина поверит в свои интеллектуальные достоинства и начнет прилагать их на ниве хозяйственно-бытовых забот. Ради этого можно высказать ему комплименты авансом.

    Если у женщины есть чувство юмора – это, как мы выяснили, прекрасно. Оно помогает снять конфликт, перевести его в плоскость доброжелательного критического взгляда на себя со стороны. Нередко юмор помогает преодолеть внутренний дискомфорт, унять собственную гордыню, побороть завышенные притязания и вообще облегчает жизнь. Я уже не говорю о том, что человек с юмором – находка для любой компании. Научитесь также ценить юмор собственного мужа. В принципе это дело несложное, если жена не стремится к самоутверждению, не противопоставляет себя мужу, не показывает свою персонифицированность и обладает высокой степенью терпимости. Иногда можно и немного подыграть. Ну что вам стоит хотя бы неопределенно улыбнуться в случае, когда мужу кажется, что он необычайно остроумно пошутил?

    Для счастливой семейной жизни необходимо, чтобы супруги обладали определенными нравственными качествами. Какими именно? На этот счет имеются разные мнения. Эстонские исследователи, на основе опросов молодых супругов, среди таких качеств называют верность и соответствие партнера добрачному идеалу. Мужчины подчеркивают еще честность и сдержанность женщины, а женщины – серьезность мужа.

    По данным Д. Кутсар, социального психолога Тартуского университета, женщины, считающие свой брак неудачным, оценивают мужей как непорядочных и недобросовестных. Мужчины из неудавшихся семей находят своих жен недоверчивыми. Мужчины, у которых брак сложился удачно, прежде всего подчеркивают в женах нежность, вежливость и порядочность, а женщины в мужьях – добросовестность, дружелюбность, доверчивость. В результате пятидесятилетнего опыта брачной жизни мужчины ценят в женах женственность, ласку и чистоту души; женщины в мужьях – уравновешенность и понимание партнера.

    По данным исследователя из Чехословакии К. Витека, наиболее удачным брак оказался у лиц, которые отмечали в своем партнере надежность, верность, любовь к семье и твердый характер. Внешняя привлекательность. Ценимая молодыми людьми, у пожилых супругов отступает на задний план, предпочтение отдается таким качествам, как любовь к семье и умение вести хозяйство. Мужчины, однако, несколько больше ценили внешность женщин. Женщины же придавали значение деликатности и уравновешенности мужчин, а внешность ставили на одно из последних мест. Все они также отвергали грубость мужчин, их неряшливость и трусость.

    К. Витек делает вывод, что перед вступлением в брак партнеры должны обращать внимание на наличие друг у друга таких черт, как выдержанность, трудолюбие, заботливость, желание проводить вместе свободное время, широта натуры, аккуратность, деликатность, пунктуальность, самоотверженность, гибкость.

    Из эмоциональных ценностей в брачном общении, по мнению опрошенных, важную роль играют взаимная любовь, готовность поддержать в трудную минуту, отзывчивость, нежность, доверие и неревнивость.

    Теперь о совместимости супругов. Эта проблема очень запутана и плохо исследована. Существуют три основные точки зрения на этот счет. Первая состоит в том, что выбор супругов и их совместимость в браке происходит преимущественно по принципу сходства: супружеские пары образуют более или менее похожие люди. Вторая точка зрения сводится к тому, что в основе выбора и совместимости супругов лежит принцип взаимодополнения: супружеские пары образуют люди, дополняющие друг друга по личностным характеристикам. Третья точка зрения, которая мне кажется более жизненной, такова – основой выбора и совместимости супругов являются особенности их восприятия и понимания качеств друг друга, зависящие от опыта личности, ее установок и ценностей. Ведь одни и те же недостатки или достоинства партнера можно принять или не принять, смотря что в них видишь или хочешь увидеть.

    Ни одна из названных точек зрения не получила убедительного доказательства, что, конечно, неслучайно. Уж больно сложна человеческая психика, а тем более комбинация двух психологических миров (мужа и жены), чтобы свести все к определенным и строгим закономерностям. Кроме того, жизненные условия способны внести существенные коррективы в самые благоприятные и неблагоприятные статистические расчеты.

    Относительно надежны данные о сочетаемости отдельных личностных свойств супругов. Например, можно уверенно сказать, что две доминирующие (с высоким личностным началом) или две с готовностью подчиняющиеся личности не уживаются. Чрезмерно высокая степень доминирования одного из супругов уменьшает вероятность счастливого брака. Для стабильности супружеской пары полезно, чтобы у мужа степень доминирования была несколько выше, чем у жены. Но и эти данные выражают лишь статистически вероятное ожидание, а в жизни может быть все не так: жена доминирует и даже слишком, а мужу это нравится или удобно и т. п.

    Женщины бывают удовлетворены браком при условии, в первую очередь, психологической и духовной совместимости с мужем, наличия взаимного сочувствия. Женщины придают главное значение духовному сходству, при этом каждая пара по-своему понимает его. Женщины отнюдь не всегда рассчитывают на участие мужчин в хозяйстве, допускают их равнодушие к бытовой стороне жизни. Думаю, жены понимают, что обольщаться на этот счет не стоит, консерватизм мужчин хорошо им известен. Удовлетворенность браком у мужчин, констатирует Голод, зависит от психологической совместимости с супругой и ее сексуальной экспрессивности. Для мужчин важно, чтобы жена стремилась к сексуальной активности, так как это в его понимании отражает ее общий психологический настрой по отношению к нему.

    А какие качества брачного партнера нежелательны? По данным К. Витека, это лень, эгоизм, неаккуратность, упрямство, строптивость, невнимательность, вспыльчивость, капризность, нерешительность, излишняя разговорчивость или, напротив, молчаливость партнера, неспособность признавать ошибки, сквернословие, наивность, идеалистический взгляд на жизнь, курение или влечение к алкоголю.

    По заключению Витека, мужчинам в браке прежде всего недостает спокойной домашней обстановки, взаимопонимания. Кроме того, им хотелось бы, чтобы жена разумно вела хозяйство. А женщине не хватает главным образом деликатности, внимания и нежности партнера. Наиболее неприемлемы в браке неуместное поведение, грубость, невнимание к порядку в доме, неряшливость и небрежное отношение к вещам, неумение планировать бюджет семьи.

    В одном из своих исследований я обратился к его участникам с вопросами: "Какой не должна быть жена?", "Каким не должен быть муж?". Надо было указать в порядке значимости всего 5 качеств. Были получены ответы от 216 мужчин и женщин, учащихся дневного и вечернего отделений Высшей профсоюзной школы культуры в Петербурге. По мнению подавляющего большинства опрошенных, женщина не должна быть грубой, глупой, злой, а мужчина – глупым, слабым, жадным. Указывались и другие нежелательные качества мужчин и женщин, но менее единодушно, поэтому оставим их без комментариев.

    Представляется, что грубость и злость – одного поля ягоды, хотя участники опроса обозначили их по отдельности. Злость, конечно, более емкая негативная черта Личности и как бы "выходит" наружу в виде грубости, хамства и жестокости, неуважения человеческого достоинства. Злость многолика, поэтому просачивается во все сферы наших отношений, обрушиваясь на слабых и беззащитных, появляясь там, где нужен контроль за поведением личности.

    Злая женщина – это карикатура на нее самое, тем не менее, как ни прискорбно, приходится констатировать, что злость – весьма распространенная и устойчивая черта женского характера, каким он является нам в повседневности. Доказательства? Пожалуйста. В общественном транспорте и в очередях – женщины демонстрируют злость; в отношениях учительниц и мам с детьми – злость; в общении дочек с родителями, жен с мужьями – злость. Ее спутники – грубость и бестактность – "популярные" причины разводов. Так, исследование, проведенное в Латвии, показало, что на эти причины ссылалось 11,2 процента разводящихся мужей. В Магнитогорске картина еще более впечатляющая: грубость и скандальность жен выдвигают в качестве основной претензии 36,7 процента истцов.

    Откуда же в женщинах столько злости? Первый источник – агрессивный фон детства. Девочки, подвергшиеся жесткому стилю отношений со стороны родителей и воспитателей, получившие массированный заряд негативной стимуляции, агрессивных ритмов и звуков, превращаются в злых, нервных, издерганных женщин.

    Второй источник – дискомфортная окружающая среда, которая скорее враждебна для женщин, чем дружелюбна. Работа, очереди, неустроенность быта. Об этом сегодня говорятся много, дело за тем, чтобы оказать женщинам реальную помощь.

    Третий источник злости – неудовлетворенные притязания. Женщинам, и особенно молодым, хочется модно одеваться, жить обеспеченно, красиво, что вполне естественно. Возможности, однако, у большинства ограничены, вот и появляется зависть к тем, кто имеет наряды, хорошие духи, "шикарно" проводит отпуск.

    Четвертый источник – неприятные факторы судьбы. Не повезло с мужем, обманул любимый, конфликты с родителями или на работе. Одно из мощных, травмирующих женскую психику обстоятельств – аборт. По моему убеждению, незамужняя девушка, искусственно прервавшая беременность, как правило, надолго остается травмированной. Она этого не осознает, переживания носят глубоко интимный характер, происходят на подсознательном уровне, но проявляются в поведении в виде озлобленности. Статистика абортов в стране сама по себе тревожна и к тому же не снижается. В 1996 году число женщин, искусственно прервавших беременность, составило 6 миллионов, или 96 на 1000 женщин брачного возраста. Но никакими цифрами не выразить психологические последствия абортов для самих женщин и тех, кто их окружает.

    Пятый источник злости – ослабленный нравственный самоконтроль и отсутствие должного воспитания.

    Наконец, шестой – наличие в характере таких черт, как импульсивность и невыдержанность, они почти постоянные спутники злости. Женская жестокость, обусловленная импульсивностью, тем более травмирует, чем неожиданнее проявляется. Это просто объяснить: от жены и матери ожидают доброты и нежности, а спонтанные реакции обнаруживают иную ее сущность, в результате у окружающих появляется чувство незащищенности, ощущение, что тебя предали.

    Каждый из упомянутых источников злости действует не изолированно, а по принципу сложения сил. Негативные впечатления от брачного партнера или раннего сексуального опыта накладываются на психические травмы детства, к ним прибавляются травмирующие обстоятельства и т. д. Может ли женщина в свои 20 лет быть доброй и жалостливой, если в детстве она видела, как отец ее издевался над матерью, если в 17 лет она сделала аборт, если в 19 лет уже развелась, если сейчас чувствует себя одинокой и несчастной? Ей не повезло в жизни, и ее можно понять.

    А вот иной типаж: все в жизни как будто благополучно, молода и красива, но злости хоть отбавляй. К такой женщине применима шекспировская строка: "Будь так умна, как зла". Распущенность и наглость уничтожили в ней всю женственность.

    Я могу понять женщин, когда они порой теряют самообладание и проявляют резкость и даже грубость по отношению к мужьям или детям. Трудно сдерживать себя, выполняя двойную нагрузку, сталкиваясь с недостатками нашего быта. Могу понять их, когда они ругаются в очереди за продуктами или дефицитными вещами: надо иметь ангельское терпение, чтобы вынести убийственное бескультурье наших продавцов и раздирающее ум и душу противоречие между тем, что хочется заполучить для семьи и что тебе предлагают наши прилавки. Можно, в конце концов, объяснить и их привычку все брать штурмом и натиском. Некуда деться, надо признать, что довели мы женщин и до этого. Понять можно все, но тем не менее, женщины, помните, что в первую очередь от вас ожидают доброты и нежности...

    Намек на глупость обижает человека, потому что всегда престижно быть умным. Глупость – характеристика индивидуального стиля интеллектуального поведения конкретного человека. Можно быть умным и в то же время делать глупости. Сказать человеку "дурак" – значит признать постоянную сниженность его интеллекта. У французов есть меткое выражение: "Если дурак, то это надолго". Иное дело сказать "глупый" – этим признается лишь "соскальзывание" интеллекта: сейчас поступил глупо, но это преодолимо, в принципе – ты умный. Когда мы говорим "женщина не должна быть глупой", то, очевидно, хотим, чтобы она не допускала интеллектуальных "соскальзываний", "сбоев", всегда демонстрировала свою предусмотрительную мудрость, предвосхищала события и предотвращала их нежелательный ход. Секрет семейного благополучия в женской смекалистости и благоразумии: жена должна быть житейски умнее, гибче и податливее мужа. Не случайно в русском фольклоре Марьюшки да Василисушки дают своим мужьям советы и как кручину преодолеть, и как злую силу победить, и как злосчастье стороной обойти. Благоразумие мужа проявляется в том, чтобы набраться терпения и выслушать жену. Это очень правильная стратегия.

    Надежды на мужскую логику в семейных делах слишком преувеличены, а семейное счастье, достигаемое благодаря мужскому уму, – чистейший миф. Семья крепка женской мудростью и выдержкой. Вот почему в доме так опасна женская глупость.

    Обозначим некоторые ее проявления (в отличие от мужской глупости, которая имеет свои признаки, оставляемые мною здесь без внимания):

    • аффективность, скандальность, невыдержанность, после чего наступает раскаяние, обнаруживается верный взгляд на события;
    • "игра на публику", которая выражается в том, что женщина привлекает к конфликту посторонних, ищет у них сочувствия, поддержки, когда в этом нет необходимости;
    • утрирование некоторых проблем, ситуаций, отдельных недостатков мужа вместо помощи ему в преодолении недостатков и решении проблем;
    • стремление выставить напоказ свои достоинства и преимущества перед мужем вместо того, чтобы скромно подавать хорошие примеры;
    • выпячивание своих достоинств, забот, несчастий в разговорах со знакомыми вместо того, чтобы подчеркивать достоинства мужа и детей и казаться счастливой;
    • попытки переучить, переделать мужа вместо поощрения в нем хорошего;
    • стремление выяснять с мужем отношения вместо того, чтобы укреплять их и стабилизировать;
    • непостоянство требований и поведения в отношениях с мужем вместо последовательности действий;
    • отказ мужчине в некоторой самостоятельности и независимости;
    • желание поучать, читать мораль вместо того, чтобы как можно меньше одергивать, больше поощрять и ненавязчиво советовать;
    • ожидание идеального поведения от мужа вместо того, чтобы принять его таким, каков он есть;
    • ложь по мелочам, чтобы избежать справедливого укора или скрыть собственные ошибки (в этом случае проблема интеллектуальная смыкается с нравственной);
    • неумение управлять своим характером, неспособность смягчать в конкретной ситуации отдельные его черты, вредящие делу;
    • неумение обходить острые углы, привычка идти напролом.

    В современную эпоху, когда женщины участвуют в производственной и общественной жизни, замечается любопытное раздвоение их интеллектуальных способностей. На работе и в занятиях общественными делами они демонстрируют хороший, а то и просто великолепный ум, а в семье позволяют себе различные соскальзывания". Например, женщина является руководителем крупного производственного подразделения; выполняя эту функцию, она выдержанна, тверда, последовательна, а в домашней обстановке скандальна, капризна, обидчива. Почему так получается? Наверное, дома наступает пауза – отдых, что и приводит к снижению контроля за поведением. Возможно, сказывается и то, что женщина бессознательно надеется на ум супруга, передает ему часть умственной работы, снижая свою интеллектуальную деятельность. Это не всегда оправдано. А может быть, на неё отрицательно действует муж, подавляя своим авторитетом и интеллектуальными притязаниями.

    Опираясь на знание психологических закономерностей, можно обозначить еще ряд свойств, нежелательных для женщины.

    Женщина не должна искаженно демонстрировать женственность. Естественно, для этого ей сначала надо понять, в чем заключается женственность. На наш взгляд, показатели ее таковы. Женщина должна уметь создавать атмосферу легкого общения, быть опорой партнеру, вдохновлять его на добрые и мужественные поступки. Когда она станет женой и матерью, к этим ценным качествам должны прибавиться такие, как умение организовать домашний уют, быть авторитетом для своих детей, другом своего мужа и т.д.

    К сожалению, повседневная реальность вносит в это представление некоторые коррективы – появляется новый тип женственности, основанный, так сказать, на жизненной правде.

    Думается, именно такое "земное" понимание женственности выявили ленинградские ученые Д. Исаев и В. Каган, опросив студентов-медиков в возрасте 22–28 лет. По мнению девушек, характерными чертами современницы являются: тревожность, эмоциональность, забота о других, миролюбивость, вспыльчивость, постоянство, забота о себе, изменчивость. А вот какие женские качества выделяют юноши: миролюбивость, тревожность, подчиняемость, забота о себе, изменчивость, эмоциональность. Как видим, акценты по сравнению с идеалом заметно смещены.

    Сможет ли современная женщина, в которой мужчина, как показал упомянутый опрос, видит тревожность, озабоченность собой, изменчивость, излишнюю эмоциональность, стать опорой мужу? Сможет ли она привлечь и уважать мужчину, если будет чересчур подчеркивать свои непомерные притязания? В этом прежде всего и проявляется искаженное понимание женственности.

    Вспомним о традиционном воспитании женственности в Японии и обратим внимание на то, как все здесь нацелено на получение искомого эффекта – покорение мужчины и удовлетворение его потребностей. Вершиной такого воспитания является гейша. Гейша – явление исключительно японское, не имеющее аналогов в мире. В Японии гейши пользуются большим уважением. Они обучаются в специальных дорогостоящих школах. Ни один прием, ни одна деловая встреча не обходятся без участия гейши, которая занимает гостей беседами, развлекает старинными танцами, игрой на сямисюне, пением. Будучи вполне грамотным человеком, гейша хорошо знакома с искусством вообще, и в частности с самобытным японским искусством аранжировки цветов, с чайной церемонией (она очень сложна у японцев, необычна и наполнена символикой), каллиграфией. Гейша – единственная женщина, которой положено получать комплименты и отвечать на них. Далеко не каждая девушка может стать гейшей. Сейчас их в стране насчитывается около 30 тысяч.

    В нашем обществе женщина воспитывается иначе. Обычно она ориентирована на абстрактную женственность, которая ничему и никому не служит. В то же время женщина хочет, чтобы муж удовлетворял максимум ее желаний и потребностей.

    Воспитывая дочерей, родители главным образом прививают им некоторые гигиенические правила, плюс к этому девочек обучают держать в руках иглу и кое-что готовить. Все остальное – как с мальчиками.

    Если сравнить отношение в семье к сыну и к дочери, то вряд ли обнаружится значительное отличие, учитывающее неодинаковость их психического строя и будущие роли. Мало того, за эталон берется именно система воспитания мальчиков. Срабатывает установка на равенство полов. А в итоге стирается грань между женственностью и мужественностью. Тем самым для многих девушек закрывается возможность в будущем иметь счастливую семью.

    Установка на равенство полов создает у них определенный психологический настрой. Они стремятся утвердить себя любым способом, в том числе перенимая мужские повадки, начиная курить, нарочито демонстрируют свою независимость. Но ведь семейный быт требует самопожертвования, погружения в интересы и потребности членов семьи. Детей надо постоянно опекать, ощущать их настроение, понимать их проблемы, мужа надо поддерживать, содействовать его карьере, в конце концов удерживать при себе. К решению таких "женских" задач девушка не готова.

    В результате несоответствия стиля воспитания и самовоспитания ролевым обязанностям жены и матери формируется личность с двумя психологическими началами. С одной стороны, мужеподобная психология, а с другой – желание проявить женственность на фоне ее явного дефицита. Женщина оказывается в состоянии психического раздвоения. Психологи называют такое состояние маргинальным (пограничным) статусом. Его симптомы подробно описаны: чувство неуверенности в себе, агрессивность, частая смена настроений, беспричинная тревога, нередко появляющееся минорное мироощущение.

    Переживая состояние маргинального статуса, стремясь преодолеть разлад в своей психике, женщины прибегают (обычно неосознанно) к разным приемам. Они могут стать придирчивыми, утрировать семейные трудности, срывать зло на супруге и детях. Одна упрекает мужа в пассивности, другая соперничает с ним, борясь за авторитет, за власть, за последнее слово. Одна хочет, чтобы партнер ей подчинялся и не перечил, но в то же время с таким ей неинтересно, плохо. Другая свои обязанности перекладывает на мужа, но тут же постоянно упрекает его в отсутствии умения их выполнять и т. д.

    Женщина с маргинальным статусом тяготится бытовыми делами, они давят ее однообразием, будничностью. Весьма противоречивое отношение у нее складывается к ребенку: он воспринимается как помеха работе, сложившемуся образу жизни. У таких женщин нередки высказывания типа: "С удовольствием подарила бы его кому-нибудь".

    Тысячи семейных трагедий происходят из-за того, что спустя месяц-другой после свадьбы обнаруживается иная сущность женщины. Сначала мужчина видел ее нежной, доброй, заботливой, внимательной и сговорчивой, потом она оказывается волевой, целеустремленной, самостоятельной, думающей прежде всего о себе.

    Тут уместно дать совет женщинам: не разочаровывайте своих мужей, постоянно подкрепляйте в их сознании тот образ, который им приглянулся, за который они вас полюбили. Может быть, в этом и есть секрет семейного долголетия.

    Женщина не должна приносить в жертву интересы семьи во имя желания участвовать в общественном производстве. Но мы понимаем, что не все тут зависит от желания женщины. Стереотип поведения изменить сложно. Однако в интересах семьи – необходимо.

    На протяжении десятилетий советским людям внушалось упрощенное представление о равенстве полов. Важнейшим его показателем была возможность для женщины участвовать в общественном производстве, благодаря чему они приобретали экономическую независимость. Постепенно престиж учебы и работы укреплялся, а роль семейных обязанностей все более принижалась. Производство оснащается новой техникой, повышается уровень квалификации рабочих, служащих, инженеров, работать становится все интереснее. Напротив, оснащение быта и уровень развития сферы услуг меняются значительно медленнее. К тому же во многих семьях ощутим материальный недостаток, неважный психологический климат. Под влиянием различных обстоятельств большинство женщин предпочитает производственные и общественные обязанности домашним хлопотам.

    В последнее время происходит переоценка ценностей, тем не менее многие наши подруги с большей радостью занимаются производственными делами, чем хозяйственными. Нередко интересы семьи оказываются на втором плане, некоторые жены, особенно молодые, не скрывают своей неприязни к семейно-бытовой прозе.

    Общество создавало у них иллюзорное представление о равенстве с мужчинами. По сути оно вынуждало женщин работать, потому что на зарплату мужа не проживешь. Женщина будет действительно равна с мужчиной, если получит возможность по своему усмотрению решать, где и сколько ей работать или совсем не работать, а посвятить себя семье. Кроме того, мы так умудрились организовать производственные отношения, что они ни сейчас, ни в ближайшем будущем не смогут полноценно развиваться без участия женщин.

    В 1940 году в общей численности рабочих и служащих было 38,9 процента женщин, а в 1987 году – уже 50,8 процента. Если рассуждать в соответствии с привычным идеологическим стереотипом, то это как будто хорошо и, конечно, доказывает, что Советская власть создала все условия для активного участия женщин в трудовой деятельности. Но если посмотреть на ту же статистику с точки зрения семейных интересов и социальной справедливости, то здесь мало оснований для оптимизма. В интересах общества и семьи было бы лучше интенсивнее загружать на работе нас, мужчин, и соответственно платить нам за труд, а для женщин-матерей вводить скользящие графики и сокращенный день (в перспективе с сохранением полной зарплаты), предоставлять возможность работать дома. В таких направлениях государство и осуществляет свою экономическую политику, но ее надо проводить активнее и быстрее, связывая с идеей о равноправии.

    Пускай главным образом представители сильной половины возьмут на себя бремя ответственности за принимаемые решения на службе, переживают радость трудовых побед, соревнуются за перевыполнение норм, осуществляют интенсификацию, несут на своих широких плечах заботы первопроходчиков. Они сильные, выносливые, мужественные, им природой предназначено выполнять самые сложные и тяжелые трудовые операции.

    Одни женщины полагают, что работа и коллектив – спасение от неприятных сторон семейной жизни. Другие считают, что только в трудовой сфере они могут реализовать свои способности, приложить знания и проявить умения. Третьи здесь находят друзей и подруг. Четвертые ищут признания, славы и хотят увидеть среди "героев" собственные имена. А кое-кто, даже перенапрягаясь, тем не менее получает некоторое удовольствие от своих перегрузок.

    Сегодня сложился определенный тип женщины – ориентированной на социальные достижения, производственную деятельность, творческие успехи. Этот тип явно преобладает, в то время как общество испытывает острый дефицит в другом типе женщины – домашней хозяйки, матери.

    Мы хотим, чтобы наши жены были привлекательными, нежными, добрыми, терпеливыми, общительными. А можно ли сохранить и проявить ту или иную грань женственности, скажем, после десяти–пятнадцати лет работы на производстве? Или даже по окончании очередной смены – напряженной, выматывающей?

    Очень трудно! Разве мы не видим, как на наших главах день ото дня все заметнее истощается женственность – этот ценнейший питательный источник человеколюбия? Если говорить откровенно, многие работающие женщины постоянно находятся в состоянии невроза и "разряжаются" на детях и мужьях. Пышно расцветает псевдоравенство мужчин и женщин в манерах и стиле поведения при дефиците взаимного уважения.

    Добившись того, что женщина занята теми же работами, что и мужчина, мы тем самым игнорировали естественные различия между полами, которые испокон веков учитывались при распределении обязанностей в семье.

    Мне могут напомнить расхожий тезис о том, что мужчина и женщина сегодня и тут "на равных". Но не будем строить иллюзий относительно ломки мужской психологии. Настойчивые призывы к мужчинам активнее включаться в выполнение домашних дел должного эффекта не дают. В ближайшее время навряд ли восторжествует справедливое распределение бытовых обязанностей между супругами.

    Отсюда сам собой вытекает вывод: женщины имеют меньше свободного времени для своего развития и отдыха. Значит, и в этой сфере нет реального равенства с мужчинами.

    Пусть попробует женщина, живущая в городе, сходить в будний день, например, в кино. Сеанс длится часа полтора. Кроме того, надо накинуть время на то, чтобы привести себя в порядок, на транспорт, очередь за билетами, хотя бы несколько минут надо иметь в запасе, чтобы спокойно войти в фойе. На все про все, как утверждает статистика, уйдет как раз 2 часа 24 минуты. Прикидывает женщина и понимает, что поход в кино из культурного отдыха превращается в марафонский бег.

    Воспользоваться имеющимися ограниченными ресурсами свободного времени сможет разве что женщина выносливая, готовая обременять себя дополнительными хлопотами. Многие этой пробы физических и психических сил не выдерживают и потому принимают решение после работы никуда не ходить. Если уж выкроится минутка, то лучше спокойно посидеть у телевизора. Слава богу, хоть на это есть силы.

    Положение женщины-матери осложняется и тем, что ей все больше приходится заниматься с детьми младшего школьного возраста. Учится ребенок, а вместе с ним учится мать, тем более школьная программа за последние десять лет усложнилась настолько, что обычный ученик не в состоянии разобраться в ней самостоятельно.

    Сегодня определяются два подхода к участию женщин в жизни общества: традиционный и нетрадиционный.

    Многие пока придерживаются традиционного подхода.

    В соответствии с ним женщины призваны успешно трудиться на производстве и в общественных организациях, тем самым добиваясь равноправия с мужчинами, проявляя независимость и реализуя свои способности.

    Нетрадиционный подход состоит в том, что участие женщин в производственных делах и общественной жизни должно осуществляться через деятельность в семье. Семья для них – главная сфера приложения сил, а работа на производстве или в учреждении становится необязательной и добровольной. Равенство полов понимается таким образом, что мужчины, участвуя в производстве, и женщины, занятые в домашнем хозяйстве, вносят равный вклад в жизнедеятельность общества. Если на производстве создается материальная база общества, обеспечивается научно-технический прогресс, то в семье осуществляется воспроизводство жизни, интеллектуальное, нравственное, эстетическое и трудовое воспитание подрастающего поколения.

    Это, конечно, не значит, что женщины, проявляющие свои силы, способности и духовное богатство главным образом в семье, могут позволить себе снизить уровень своей эрудиции, культуры, замкнуться в четырех стенах и ничего не знать, кроме хозяйственных дел. Напротив, от них потребуется резкое повышение уровня педагогических и психологических знаний, эстетической, музыкальной, литературной подготовки. Ведь женщина станет основным источником информации для своих детей, их наставником. Напомним, что такая роль не шокировала образованнейших и интеллигентнейших женщин XIX века, отдававших себя целиком семье и детям.

    К этому следует добавить, что культурная, ухоженная, психологически уравновешенная женщина потребует иного обхождения от мужчины. Ей понадобится гораздо больше внимания, ласки, общения по сравнению с тем, чем приходится удовлетворяться сегодня. Подчеркнем еще раз – только женщины способны переродить мужчин, но для того, чтобы женщины смогли проявить свою животворную силу, им надо вырваться из плена двойной нагрузки.

    Женщина не должна утрировать отрицательные впечатления.

    Известно, что обстоятельства и события влияют на нас не сами по себе, а в зависимости от того, какое значение мы им придаем, как их расцениваем. В конце концов не настолько все и всегда у нас бывает плохо, чтобы изображать на лицах повседневную заботу, усталость, замотанность.

    ...Сколько помню Софью Всеволодовну, у нее были постоянные проблемы со старшим сыном. Но прошло время, сын женился, живет хорошо – стоило ли так драматизировать "болезни роста"? Теперь дочь подрастает, и у матери опять трагическая мина на лице.

    ...Галина Ивановна всегда ожидала беды, всегда находилась в угнетенном состоянии – как я думаю, из-за утрированного чувства вины перед дочерью: Катя была ребенком от первого брака, и мать постоянно корила себя, что слишком уходит в заботы о втором муже и маленьком сыне, обделяя вниманием старшую. Но не лучше ли вместо того, чтобы заниматься самоедством, лишний раз сказать девочке доброе слово, особенных-то проблем ведь нет – в доме мир и лад.

    ...Ксения Константиновна внешне кажется благополучной: дружная семья, трехкомнатная квартира, машина. А однажды, в минуту откровения, стало ясно, что она не может простить мужу давнюю измену. Конечно, это тяжелая душевная травма, но если семейная жизнь продолжается, то нужно ли постоянно помнить о ней?

    ...Молоденькая и хорошенькая Ирочка едва вышла замуж, как неописуемое счастье на лице сменилось преувеличенным драматизмом. Причина известная: "быт засосал". Игра в принцессу и верного пажа окончилась: она мечтала о легкой и красивой жизни, а тут денег не хватает, вставать надо раньше, чем прежде, муж оказался жадным. Проблема? Да, но на то мы и на свете живем, чтобы решать проблемы. Оптимизм в таких делах – самый верный помощник.

    ...Елена Александровна – умница с двумя высшими образованиями, литературовед и преподавательница французского, интеллигентно жалуется, что живет на зарплату в сто рублей, материальное положение угнетает ее, но менять работу не хочет, потому что любит свой коллектив и не представляет, как можно быть под началом какого-нибудь авторитарного или грубого руководителя. В таком случае, зачем убиваться? Коли мужества хватает противостоять жизненным невзгодам, то еще нужна его малая толика, чтобы не раскисать, сохранять бодрость духа.

    Женщина не должна "загонять себя в клетку". Некоторые жены не справляются с житейскими обязанностями. И вместо того чтобы искать оптимальный выход из ситуации, разумно ограничить или упорядочить текущие дела, они начинают паниковать. Разум слабо контролирует поведение, постепенно начинают преобладать негативные эмоции, подавляющие личность.

    При этом дело не столько в объективной отрицательной значимости переживаемого, сколько в негативной его оценке. Временные затруднения и сложности воспринимаются как бесконечный ряд неудач, естественные трудности и препятствия при достижении жизненных целей истолковываются как вечные мучения, единичное трагическое событие переживается как предначертание рока. Даже явный успех видится в мрачных тонах, как случайность, как стечение обстоятельств, а не как плод целенаправленных усилий и способностей. Таким образом, женщина сама себя как бы "загоняет в клетку".

    Вот некоторые признаки этого состояния: жизнь в настоящем не радует, не интересует, внимание поглощено прошлым или направлено в будущее; самобичевание, необоснованная самокритика, сомнение в своих силах и возможностях, выискивание в себе недостатков и отрицательных черт без попыток их преодолеть; жалобы на несправедливость судьбы; постоянное ожидание чего-то неприятного; неумение расслабиться, отдохнуть, почувствовать праздник; "откладывание" радости под предлогом "вот когда": когда получу квартиру, когда вырастут дети и т. п.; раздумья в форме "вот если бы...": если бы повезло... если бы быть красивой... если бы любил муж... если бы выиграть в лотерею... и т. п.; искаженное восприятие реальности из-за различных беспокойств: "и это не так, и то не этак"; видение обстоятельств и себя словно в "кривом зеркале"; склонность к риторике, пустому красноречию, пространным разговором о жизни, судьбе.

    Женщина не должна "впадать в детство". Речь идет о взрослости поведения и принятии решений в ответственные моменты жизни и в повседневности. Хорошо сохранить детскую непосредственность и впечатлительность, неплохо вести себя по-детски, что присуще некоторым женам.

    Впечатления детства обычно накладывают на нас свой отпечаток. Характер и привычки человека зависят в том числе и от того, насколько полно и уважительно удовлетворялись его потребности в детстве, счастливые или несчастливые отношения сложились с родителями, какие болезни и как были перенесены, встречались ли длительные неприятности, те или иные травмирующие события. Неблагоприятные обстоятельства могут сдерживать нормальное развитие личности: нарушается внутреннее равновесие, появляется чрезмерная зависимость или, напротив, утрированная независимость от окружающих, излишняя или недостаточная самоактуализация, то есть стремление проявить свое "я".

    Из своего детства в семейную жизнь ни в коем случае нельзя переносить капризы, беспомощность, желание, чтобы нами восхищались и делали нам бесконечные скидки, привычку любоваться собой и обижаться по пустякам, иждивенческие настроения и ожидания, что кто-то сделает за нас самое важное и ответственное, как это делали в свое время наши родители.

    Заключение

    Многие молодые люди входят в семейную жизнь инфантильными, с детскими эмоциями и умонастроениями. Супружество на долгие годы превращается в игру, которую изо дня в день продолжают два вполне взрослых человека. Нередко следствием такой игры становится развод, решение о котором принимается с той же детской безответственностью, что и о самом вступлении в брак.

    Зарубежные психологи утверждают, что в каждом человеке существует три "я" – детское, родительское и взрослое. Детское "я" – ребячливо, капризно, излишне эмоционально, ждет указаний, не принимает решений, стремится манипулировать окружающими, добиваясь от них удовлетворения своих потребностей и желаний.

    Родительское "я" – это стиль поведения, который человек заимствует от своих родителей и пытается проявить в отношениях с окружающими, например с брачным партнером, друзьями, товарищами по работе. Родительское "я" выражается в стремлении указывать другим, наставлять и поучать их, требовать повиновения. Оно не терпит возражений, в то же время готово проявить опеку и защищать другого независимо от его возраста.

    Взрослое "я" – рассудительное, умеренное, выдержанное. Главная отличительная его особенность в том, что оно, руководствуется объективными фактами, принимает в расчет конкретные условия и состояния участников совместной деятельности. Там, где надо, взрослое "я" требует, нажимает и добивается своего, а там, где это оправдано, идет на уступку, демонстрирует мягкость, гибкость.

    Напряженность и конфликты в семейной жизни, неприятие супругами друг друга могут быть обусловлены тем, что муж или жена злоупотребляют своим детским или родительским "я". Например, женщина ведет себя беспомощно, пасует перед любыми трудностями, паникует – это признаки детского "я". Капризы, хныканье и прочие детские выходки, проявляемые по отношению к мужу, могут раздражать его и побуждать утрированно обращаться с женой в стиле родительского "я".

    Нередко женщина увлекается демонстрацией родительского "я": она приказывает мужу и детям, бесконечно о чем-то напоминает, мелочно опекает. Такая манера может выводить их из себя, побуждать к защитным реакциям в форме грубости, отказа повиноваться, "выключения", когда слышат, но игнорируют чьи-либо слова. Родительский стиль поведения женщины способен спровоцировать слитком частое проявление детского "я" у ребенка или мужа – они начинают подыгрывать маме и жене, которой хочется командовать и указывать. При этом сама женщина еще больше "входит в роль", а члены семьи перестают воспринимать ее серьезно.

    Итак, мы обсудили различные нежелательные психологические черты и стороны поведения женщины, жены. Сейчас мы приведем в качестве практического психологического теста следующую методическую разработку. Оцените каждую ситуацию и скажите, характерна она для вас или не характерна. Чем больше вы дадите положительных ответов, тем, к сожалению, в вас больше того, что нежелательно в женщине, отталкивает от нее мужчину, мешает любить.

    Проявления интеллекта:

    1. Если супруг умнее жены, это должно задевать ее самолюбие.

    2. Мой муж считает, что у меня отсутствует чувство юмора.

    3. Чувство юмора очень редко помогает нам с мужем избежать семейных конфликтов.

    4. Я иногда критикую неумные действия мужа.

    5. Мне трудно полагаться на ум своего супруга.

    6. Женщине нужно прощать глупости.

    7. Я очень забывчива.

    8. Если я начну горячиться, то могу наделать глупостей.

    9. Я знаю, что мне не хватает гибкости, ума, находчивости.

    10. Ложь по мелочам – несущественный недостаток женского характера.

    11. Ловлю себя на том, что люблю "поплакаться" о своей жизни подругам.

    12. Мне бывает трудно держать язык за зубами.

    13. Я поставила цель перевоспитать своего мужа.

    14. Я часто читаю мораль мужу или ребенку.

    15. Мне кажется, что на работе мой ум проявляется четче, чем в общении с мужем и детьми.

    Склонность к злости и грубости:

    1. На грубость и бестактность надо отвечать тем же.

    2. Я часто ругаюсь в очередях.

    3. Я редко испытываю угрызения совести, если сержусь на тех, кого люблю.

    4. Иногда я бываю такой злой, что хочется "броситься" на людей.

    5. Я говорю правду в глаза, не заботясь о выражениях.

    6. Если меня заденут "за живое", могу наговорить грубостей.

    7. Неумные критические замечания в мой адрес приводят меня в бешенство.

    8. Я могу в резкой форме возражать, даже если мне это грозит неприятностями.

    9. Деликатность уместна только с теми, кто ее заслуживает.

    10. Мне кажется, что люди должны открыто проявлять свое недовольство друг другом.

    11. В некоторых случаях я считаю себя вправе сказать человеку грубость.

    12. Люди часто раздражают меня.

    13. Бывает, я срываюсь на ребенке.

    14. Если передо мной хам, я всегда скажу ему об этом.

    15. Грубость и злость женщин можно оправдать обстоятельствами, в которых они находятся.

    Искаженное понимание женственности:

    1. Женственность для меня означает прежде всего элегантность в манерах и одежде.

    2. Главный признак женственности – слабость и беззащитность.

    3. Женщина должна быть капризной, это естественно.

    4. Настоящая женщина должна рассчитывать только на свои силы.

    5. Советоваться с мужчиной в хозяйственных вопросах – последнее дело.

    6. Муж должен носить жену на руках, думать только о ней, жить только для нее.

    7. Женщина имеет право быть несдержанной, потому что она женщина.

    8. Для девушки важнее всего красивая внешность.

    9. Создавать легкую и непринужденную атмосферу общения – обязанность юноши (мужчины), а не девушки (женщины).

    10. Удерживать мужчину – постыдное дело, даже если он очень дорог.

    11 Женщина, которая старается угодить мужу, унижает себя.

    12. В женщине мне нравится готовность постоять за себя.

    13. Мужественность – основной признак, которым должна обладать современная женщина.

    14. Мне скучно с мужчиной, которому необходимо сочувствовать.

    15. Кухня – удел простушек.

    16. Родив ребенка, женщина перестает быть женственной.

    17. Женственность проявляется только в молодом возрасте.

    Утрирование отрицательных жизненных впечатлений:

    1. Чтобы отвлечься от настоящего, я часто живу воспоминаниями о прошлом или фантазирую о будущем.

    2. Когда вырастут дети, смогу наконец нормально пожить.

    3. Когда накоплю необходимую сумму (выиграю в лотерею), смогу жить в свое удовольствие.

    4. Когда получу новую квартиру, все пойдет по-другому.

    5. У меня часто бывает желание никого не видеть и не слышать.

    6. Я постоянно чем-то озабочена.

    7. Праздники для меня ничем не отличаются от будней.

    8. Хозяйственные дела меня просто угнетают.

    9. Часто укоряю себя в том, что многое осталось несделанным.

    10. Пожалуй, я уж слишком переживаю за сына (дочь).

    11. Я постоянно думаю о работе.

    12. О хорошем отдыхе приходится только мечтать.

    13. Я уже забыла, когда была в театре.

    14. Часто иду домой как на каторгу.

    15. От мужа видишь так мало хорошего.

    Синдром "загнанности в клетку":

    1. Скорее всего я человек беспомощный.

    2. Мне кажется, что я бессильная личность и мною управляет судьба.

    3. Мне часто кажется, что я нахожусь в какой-то ловушке, в безвыходных обстоятельствах.

    4. Если бы я удачно выбрала мужа, у меня бы могло быть все иначе.

    5. Если бы семья, в которой я росла, дала мне больше, то в моей жизни было бы все гораздо лучше.

    6. Будь я красивой, добилась бы в жизни большего.

    7. Если бы мне повезло с работой, я бы чувствовала себя счастливой.

    8. Если бы я была менее стеснительной, мне бы сопутствовал успех.

    9. Иногда мне хочется расстаться с жизнью.

    10. Я постоянно жду чего-то неприятного.

    11. Если бы мой муж любил меня, я стала бы радостной и спокойной.

    12. День моего рождения – самый грустный день.

    13. В этой жизни я зря теряю время.

    14. Я разочарована в жизни.

    15. Часто сожалею о том, что мои способности не получили развития.

    16. Я остерегаюсь людей, потому что обижена, разочарована, не доверяю им.

    17. Я ко всему глубоко безразлична.

    Возврат к детству:

    1. Порой мне хочется привлечь к себе внимание, и я прикидываюсь больной, обиженной, несчастной.

    2. У меня есть привычка надуться и подолгу молчать.

    3. Я умею пускать в ход обворожительную улыбку, чтобы добиться от мужа того, что мне хочется.

    4. Иногда я капризничаю.

    5. Знаю, что я люблю поскандалить.

    6. Бывает, я жду, чтобы муж принял решение, хотя уместно было бы принять его самой.

    7. Иногда мне трудно удержаться от покупки какой-нибудь безделицы, хотя лишних денег нет.

    8. Супруг иногда упрекает меня в том, что я веду себя как ребенок.

    9. Иногда в ответственных ситуациях я предпочитаю вести себя пассивно, по принципу "куда кривая вывезет".

    10. Я очень обидчива.

    Использованная литература

    1. Гребенников И. В. Школа и семья. – М., 1995.

    2. Лихачев Б. Т. Простые истины воспитания. – М., 1993.

    3. Макаренко А. С. Книга для родителей. Собр. соч. в 8-ми тт. – Педагогический поиск. – М., 1997.

    4. Поташник М. М. В поисках оптимального варианта. – М., 1991.

    5.Спиваковская А. С. Как быть родителями. – М., 1986.

    6. Тавит А. Супружеские отношения и влияющие на них факторы // Вопросы личности супругов и качества семьи: Проблемы семьи, VI. – Тарту, 1994.

    7. Изард К. Эмоции человека. – М., 1992 г.

    8. Добрович А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. – М., 1987.

    9. Мудрак А. В. Учитель: мастерство и вдохновение. – М., 1986.

    10. Кутсар Д. Оценка и самооценка: Сравнительный анализ вступающих в брак, разводящихся и супружеских пар // Исследования по качеству брака: Проблемы семьи, V. – Тарту, 1996.

    11. Витек К. Проблемы супружеского благополучия. – М., 1996 г.

    12. Исаев Д. H. Каган B. C. Психогигиена пола у детей. – Л., 1996.

    13. Кавко А. П. Японские реалии. – Владивосток, 1993.

    Каталог-Молдова - Ranker, Statistics




    Карта сайтаКонтакты
    Все права на материалы, находящиеся на сайте "Prioslav.ru", охраняются в соответствии с законодательством РФ. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на "Prioslav.ru" обязательна.
    Работает на Amiro CMS - Free